Татур Юрий Геннадьевич

Мужской Посмотреть древоРодился: 1936-06-27
Отец: Татур Геннадий КузьмичМать: Татур (Щербакова) Елизавета Ивановна
Дети: Красникова (Татур) Елена Юрьевна, Татур Вадим Юрьевич
Братья и сёстры: Татур Вадим Геннадьевич

Автобиография

Я родился во Владивостоке в июне 1936 года. Воспоминаний о городе, где я появился на свет, память не сохранила, так как моя семья покинула Приморье, когда мне было всего три года. Причины отъезда: природный климат, что был вреден моей матери и климат политический, от которого пострадал мой отец. Молодой, талантливый ученый, в 30 лет возглавивший научный сектор Дальневосточного политехнического института подвергся гонениям по причине того, что проявил политическую близорукость. Он женился на моей матери Елизавете Щербаковой, старшая сестра которой в 1937 году была осуждена на 25 лет каторги, как «враг народа». (посмертно реабилитирована в 1954 году ). Для меня, как и для всех, кто знал моего отца, он всегда являлся примером честного, умного российского интеллигента.

Так мы оказались на Украине в городе Кривой Рог. Здесь я окончил 10 классов общеобразовательной школы и получил среднее музыкальное образование по классу фортепиано. Увлекался спортом. Наибольших успехов достиг в легкой атлетике, (стал чемпион города в беге на100 м.), неплохо играл в волейбол, имел вторую спортивную категорию по шахматах. По примеру старшего брата уехал в 1954 году покорять столицу (брат Вадим в это время уже успешно покорял северную столицу, будучи студентом Ленинградского политехнического института). Еще не раз старший брат, которого я очень любил и люблю, будет для меня примером достойным подражания.

Моей «альма-матер» стал Московский инженерно-физический институт. В его стенах прошли до предела насыщенные годы студенческой жизни. Интереснейшая учеба по только что открытой специальности «электронные вычислительные машины». активные тренировки в легкоатлетической секции, участие в институтском хоре и в деятельности студенческого театра эстрадных миниатюр , работа в комсомольских выборных органах.

Летние каникулы также не были пассивным отдыхом. Лето 56 году запомнилось на всю жизнь — два месяца тяжелейшей работы на целинных землях Казахстана, где созрел невиданный урожай. В 57- участие в составе институтского хора во Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве, в следующем году — в составе студенческого отряда строительство жилья для целинников.

На четвертом курсе женился на студентке второго курса Маркеловой Алине. Жили в общежитии в небольшой комнатке «без удобств». От большой любви быстро родился сын, которого в честь брата назвали Вадимом. После защиты диплома в 1960 году поступил в аспирантуру, вступил в партию, был избран секретарем вузовской комсомольской организации и одновременно стал руководителем первого в стране Студенческого конструкторского бюро. Наука и работа ассистентом захватили целиком. Времени на семью не оставалось. Это и стало причиной её распада в 64 году.

В 1967 году мне было предложено перейти на работу в Министерство высшего и среднего специального образования СССР. С большой неохотой я покинул стены родного института. Но мой переход был хорошо, «оплачен » министерством – я получил 2-х комнатную квартиру в Москве. В этом я крайне нуждался, так как женился второй раз (супруга – Александра Лиманская была не москвичка и жила со мной в аспирантском общежитии) и у меня родилась дочь Лена. Однако я всё же продолжал педагогическую работу, совмещая её с хлопотными обязанностями сотрудника Государственной инспекции высших учебных заведений. Вскоре защитил диссертацию и мне была присуждена степень кандидата технических наук (1970), а через несколько лет, став автором ряда учебно-методических пособий я получил звание доцента по кафедре электронных вычислительных машин.

Подобный объём работы я смог выполнить только благодаря помощи своей супруги, взявшей на себя весь труд по ведению домашнего хозяйства и созданию надлежащей « погоды в доме».

Карьера чиновника Минвуза СССР складывалась достаточно успешно. Госинспектор, начальник отдела, зам. начальника Госинспекции и, наконец, в 1984 году – зам. начальник Учебно–методического управления — ведущего подразделения Минвуза СССР. В 1986 году награжден орденом « Знак почета». В 1991 году перешел на работу в Министерство образования и науки Российской Федерации, где возглавил Учебно–методический центр и стал членом коллегии данного министерства. Руководил разработкой Государственных образовательных стандартов первого поколения, участвовал в создании нормативно-правовой базы для перехода российских вузов на многоуровневую подготовку специалистов.. Увлекся проблемой проектирования и сопоставительного анализа образовательных систем различных стран мира. Ознакомился на месте с системой образования Франции, Бельгии, Великобритании, Канады, Японии. Стал автором около ста научных статей, брошюр, и монографий, посвященных проблемам образования. В 1994 году мне было присвоено ученое звание профессора по кафедре управления качеством высшего образования.

По достижению предельного возраста для пребывания на «государевой службе» вышел на пенсию, получил звание «почетный работник высшей школы» и вновь вернулся к педагогической деятельности. (1996год) Только на этот раз в должности профессора кафедры «инженерная педагогика» МВТУ им. Н.Э.Баумана.

Появилось время завершить начатое, обобщить накопленный опыт. Закончил строительство дачного дома и посадку фруктового сада. В течение нескольких лет опубликовал две монографии, раскрывающие теоретические основы и опыт системного проектировании в сфере образования. Они легли в основу диссертации, после защиты которой в 2001 мне была присуждена ученая степень доктора педагогических наук. В 2009 году стал лауреатом премии Правительства РФ в области образования за цикл работ в области переподготовки и повышения квалификации преподавателей.

Мой идеал человека – мой отец Татур Геннадий Кузьмич.
Любимая книга « Туманность Андромеды» И. А. Ефремова.
Любимые композиторы Бетховен, Шопен, Верди.

P.S. Мне не стыдно за прожитые годы. Я вырастил детей, построил дом, посадил сад. Никого не предал, никому не причинил зла по умыслу, а у тех, кого обидел, попросил прощения. Всю жизнь был и остался идеалистом и романтиком. Верил и верю в людей и их способность построить общество социальной справедливости, где взаимное содействие друг другу станет нравственным императивом. Надеюсь, что судьба будет благосклонна ко мне до конца моих дней и пошлет мне кончину по дороге на лекцию.

Апрель 2010 года.

Мои воспоминания

 

Первое, что сохранилось в памяти

Моё  самое  первое воспоминание   связано с  началом Великой Отечественной войны.  Помню большой- большой вагон, в котором перевозили руду, в нем много людей и мы с братиком и мама. И эшелон идет куда-то. Нас: бабушку, маму и меня с братом увозят из г. Кривой Рог в эвакуацию. Отца нет с нами ,он вывозит оборудование криворожских заводов и института .Яркая картинка в памяти  — налет на наш эшелоне немецкой авиации: низко-низко летящие самолеты  на бреющем полете, расстреливающие нас из пулемета. И мать, которая несет меня на руках. Из вагона мы прячемся кто куда. Я помню, что  все время плакал, потому что у меня куда-то упал чулочек, а она не хочет его поднять. Я не понимал, что не в чулочке дело. Но пулеметы запомнил, и самолеты на бреющем полете с крестами помню отчетливо.

Следующее, что я помню – пахнущие полынью поля. Это нас привезли  на Кубань  в какую-то станицу. И вот, мы выходим в полынную степь, а там красноармейцев готовят к отправке на фронт. Среди них мой отец. Он постриженный, в пилотке – солдат. Их всех выстраивают, и вызывают: Татур. Он выходит, и его направляют к начальнику. Тогда и решили отца  направить не на фронт, а  на строительство в городе Нижний Тагил горно-металлургического комбината, который потом выпускал сталь, танки и т.д. И мы все, вместе с отцом, поехали в этот город. Мне  тогда сравнялось  5 лет. Пока ехали, мы с братом время не теряли. Мама выменяла на что-то  у цыганок шерстяной ковер – нас укрывать. Так мы потихоньку выщипывали дорожку на нем, как бы наш путь. Ковер потом долго, уже после войны, висел в детской с лысой дорожкой почти поперек всего ковра.

 

Нижний  Тагил.

Отец и мать постоянно были на работе и запомнился больше не дом,  а детский садик, который, как говорила мама, спас мне жизнь, потому что в семье есть было нечего, а там нас кормили.   Сохранилось воспоминание о том, как звали девочку, в которую я, видимо, по-детски был влюблен. Ее звали Валя Долевская. Мы с ней танцевали на выпускном балу в детском саду   

Еще воспоминание — мы лежим под одеялом и подсматриваем, как бабушка, Мария Ивановна Щербакова, режет хлеб ниточкой, чтобы было как можно меньше крошек. А мы ждем, когда она сунет нам кусочек, чтобы мы его пожевали: очень есть хотелось хорошо помню. А вот  мы с отцом ходили выкапывать лопухи, и мама их жарила  на каком то прогорклом масле, и мы это  ели. Естественно, не только садик помог выжить. Ведь в доме иногда появлялось сливочное масло — это когда  мама сдавала кровь для раненных, а временами мы получали американскую помощь в виде яичного порошка и галет.

Странно, но запомнилась дуэль – драка со своим старшим приятелем Валеркой. Бой был честный, типа бокса, судил бой мой брат. За что дрались —  память не сохранила, но точно  не из-за девочки. Зато последствие  в виде  шрама над  верхней губой сохранилось. Очень ярко запомнилась любимая игрушка — деревянный, большого размера танк Т-34, который я с упоением катал по снегу и мы, конечно, с его помощью всегда побеждали фашистов. А на стене в комнате под тарелкой репродуктора  висела карта, на которой отец передвигал красные флажки. Мы все собирались смотреть на эту процедуру, особенно, когда флажки уверенно задвигались на запад. И еще один парадокс детской памяти. Меня впервые в жизни  ведут в Цирк ! Ура! Конечно, там, видимо, были и дрессированные собачки, и гимнасты, и клоуны.  Но в памяти остался только дуэт куплетистов-сатириков. До сих пор помню мелодии и  целые куплеты из их выступления .

Для чего фашисту ноги?

— Чтобы топать по дороге

Левой, правой  раз и два.

Для чего же голова?

 -Чтоб носить стальную каску

 или газовую маску

 и не думать ничего,

фюрер мыслит за него.

Теперь я понимаю, какой высокий  дух был у советских людей, какая вера в победу, если в тяжелом 43 они могли подсмеиваться над врагом

 

Моя бабушка.    

Хорошо помню свою бабушку, Марию Ивановну Щербакову. (маму моей мамы ) С ней я прожил в одной комнате  с класса 7 по 10. В этой комнате у меня и у нее стояли кровати, в этой же комнате я и занимался.

Бабушка была грамотной. Родилась она в большом селе Алгасово или Сасово Рязанской губернии и была из очень бедной крестьянской семьи Шубиных. Тем не менее, она грамоте выучилась.  Для того времени это было очень высокий  статус – уметь читать и писать. Поскольку семья, в которой она родилась, была очень бедной, её рано (лет в 16 кажется ) выдали замуж за  Ивана Ефимовича Щербакова.

Скорее всего, в это время набирали рабочих для строительства железной дороги в Манчжурии – КВЖД. И бабушка со своим мужем, который был хорошим столяром, туда направилась. И там, в Китае, на станции Хантахеза, около Харбина,  родилась моя мама, Елизавета Ивановна. Дед там и умер, и похоронен. Бабушка осталась одна с детьми: у нее было 3 детей – моя мама, ее брат Володя и сестра Клавдия (у бабушки, кажется, были ещё дети, но они  умерли в малолетстве). И вот, после смерти мужа, Мария Ивановна, продав дом, построенный ее мужем,  должна была переехать в г. Владивосток.  Дом она продала, но денег сразу не получила: человек, который помог его продать, сказал, что он эти деньги переведет ей во Владивосток, когда она туда приедет. Так, мол, легче их  переправить через границу. Она взяла семью и поехала во Владивосток. Почти нелегально, потому что это были последние поезда, не было уже регулярного сообщения. Кое-как она с детьми добралась до Владивостока: это уже было после революции и установления советской власти, наверное 28-29 годы. Но этот человек обманул бабушку и не прислал ни копейки денег. Она оказалась с тремя детьми, без средств к существованию, в чужом городе, ничего не умея делать, кроме крестьянского труда. Она нанялась прачкой и на деньги от этой работы воспитывала детей. Советская власть всем ее детям дала бесплатное образование. Мама, например, закончила  учительский институт –  на них готовили учителей для ликвидации неграмотности. Сколько я себя помню бабушка жила с нами. Очень твердый   характер, высокое чувство собственного достоинства и огромное трудолюбие — вот её отличительные черты. В семье иногда возникали конфликты, и бабушка закрывала дверь на полотенце и объявляла голодовку. Всё, к счастью, всегда разрешалось миром, и я не могу припомнить ни одной причины этих протестных демонстраций с её стороны. Мы ладили с ней. Она не навязывала мне религиозных убеждений, я с пониманием относился к её вере и помогал, чем мог. Бабушка называла меня «мой жалельщик». Она дожила до светлого дня, когда ей сообщили о полной реабилитации её дочери, расстрелянной в окаянном 38 году как враг народа. Странно, но она не винила Сталина в смерти дочери. В 53 -55 я, по-видимому, думал также. Бабушка скончалась, когда я  уже учился  в Москве, и была похоронена в г. Кривой Рог.

 

Отрочество. Школа.

В 1944 г. нас вернули в г. Кривой Рог после его освобождение от фашистов. Отец вместе с институтом и заводами  возвратился в криворожский бассейн. Он занял должность заведующего кафедрой сопротивления материалов криворожского горно-рудного института.

В городе было 2 школы: женская №25 и мужская №1.

Мы с братом, естественно, учились в мужской. Брат почти ничего в учебе не потерял за время эвакуации, а я получился переросток: пошел в первый класс в 8 лет. Поэтому и закончил школу в 18 лет. В армию  не попал, потому что  в год окончания успел поступить в институт.

Кривой Рог был не очень большим городом, учителя в школе были хорошие, а сама школа была старым зданием, плохо оборудованным для учебы. И это понятно: только что закончилась война, город отстраивался. Любимыми занятиями пацанов были  игра в войну и в футбол, в который мы играли тряпичными мячиками. Помню, как мама шила нам специально из тряпок мячик, и мы его гоняли по двору. И когда я увидел в первый раз мяч настоящий, то это было потрясение. Обладатель такого мяча был что-то вроде царя во дворе. Он выносил мяч, и все ждали его. А когда наша дворовая футбольная команда играла с футбольной командой другого двора, то я хорошо запомнил как мы договаривались: «граем боси на боси, наша камура —  ваш кожух.» В переводе с украинского это означало, что мы договариваемся играть босыми, причем наша команда поставляет камеру для футбольного мяча, а соперники – покрышку. Босыми ногами было больно бить по грубой коже мяча, а ещё больней по валяющимися под ногами камешками (ведь  играли просто во дворе дома ),  и  потому ноги всегда были разбиты. Но это было полбеды. Беда была один раз.  В то время было много разрушенных зданий, в которых мы играли в войну. И вот однажды мы заигрались. И брат, и я явились домой в полвторого ночи. Мне было 9, брату 12. Хорошо, что дело было летом. Мама, конечно, извелась до невозможности: где дети, куда они пропали. Она стояла с веревкой у двери, чтобы нас побить (отец никогда нас пальцем не трогал), он стоял в сторонке и ждал (понимал, что мать сдержать нельзя). Мама один раз шлепнула нас веревкой, потом заревела и пошла плакать в комнату. Это на всю жизнь врезалось в память.

Кроме занятий в  школе у меня было много других обязанностей и  увлечений.

Во-первых, когда учился в 3-ем классе, я поступил в музыкальную школу учиться играть на фортепиано.  Запомнилась, что на вступительных экзаменах меня попросили что-нибудь спеть. И я во все горло запел:

 «Зашел я в чудный кабачок, кабачок,

  Вино там стоит пятачок, пятачок.

  И вот сижу с бутылкой на окне ,

  не плачь, милашка, обо мне.» 

(эту песню американских морпехов принесли наши солдаты, вернувшиеся с войны)

Учителя в смущении, родители тоже. Но спел то я правильно. Приняли. В музыкальной школе надо было учиться семь лет. Но, благодаря хорошей учебе, меня перевели сразу из первого в третий  класс, так что  я закончил «музыкалку»  с отличие, будучи  только в 9 классе общей школы. (Это позволило мне в 10 классе все время отдавать учебе и получить хороший аттестат зрелости). Запомнился мне будильник, который мама заводила и ставила на пианино. И все: пока полтора часа не отыграешь – не встанешь. И так каждый день. А ведь еще хотелось погулять. Замечу, что брат мой учился музыке меньше меня (всего три года), но играл лучше, душевнее. Он был более талантлив, имел абсолютный слух и его прочили в дирижеры. Но его, по-видимому, больше влекли математика и физика.

Кроме музыки я с увлечением занимался спортом. Стадион от нас был достаточно далеко, но, тем не менее, уже в 8 классе я стал чемпионом школы по бегу и стал заниматься в специальной легкоатлетической секции общества «Спартак». Достиг неплохих успехов для того времени. Стал чемпионом города среди юношей, поехал даже защищать «цвета» Днепропетровской области в Киев.   

Отец поощрял наши занятия спортом, потому что  сам  был очень разносторонний человек: и чемпион по шахматам Владивостокского края, и один  из лучших теннисистов г. Владивостока, хорошо катался на лыжах и коньках. Помню, что как только появился в продаже пинг-понг (сейчас его называют настольным теннисом),  — такие коробки, в которых продавалась сетка, две деревянные лопатки и штук 5 шариков – отец его купил. В нашей квартире (мать, конечно, возражала) в комнате раздвигали праздничный  стол, натягивали  сетку  и деревянными ракетками шариками часами играли, попадая не только по столу, но и  в лампу и окно.  И я не плохо научился играть, но не профессионально. Профессионально я занимался только легкой атлетикой.  Отец же научил меня  играть в шахматы, когда мне было лет 6. Со временем я получил вторую шахматную категорию. Тогда в шахматы почти играли все. Это было время побед советских шахматистов: Ботвинник, Смыслов. Обыграть отца было очень трудно – он лучше меня играл в шахматы, хотя самым выдающимся шахматистов из Татуров был брат отца — Петр Кузьмич Татур, который был кандидат в мастера спорта. Отец, на какой-то юбилей Петра,  подарил ему  красивые, красно-белые, фамильные шахматы из слоновой кости, которые он получил за победу во Владивостоке в шахматных соревнованиях. У мамы тоже были дальневосточные фамильные украшения, которыми нам разрешалось поиграть, только, когда мы сильно болели. Среди них были: огромная морская ракушка, серебряная змейка-браслет, различные бусы и др. Всё это ей подарил отец, который очень любил свою Лизочку – она в юности была синеблузница, хохотушка, плясунья, певунья, длинноногая, на 10 см выше его, на 10 лет  моложе. Ухаживали за ней многие, но она выбрала отца и посвятила ему всю свою жизнь, занимаясь детьми и хозяйством.   

Как-то приехал к нам в город «залетный», как он представлялся —  балерун Большого театра. Он был кореец, и объявил в городе, что будет обучать желающих бальным танцам. Весь, как бы сейчас сказали, бомонд города, т.е. ректор института, деканы факультетов, директора заводов, магазинов – все они решили отдать своих детей учиться бальным танцам. И я исправно ходил на эти уроки и выучил десяток самых знаменитых в 19 веке танцев: па-де-грас, па-де-патинер, вальс, мазурку, польку, венгерку и т.п. Меня удивляло и забавляло, что взрослые — мама, папа и всё их окружение — специально собирались в нашей квартире,  и я их обучал этим  танцам. Это надо было видеть: пацану лет 14 -15 и рядом директора, которым он говорил: «Левый батман, правый батман, тяните носочек». Кстати, именно в школе бальных танцев я впервые влюбился.  Девушку звали Надя и на уроках она была моей партнершей. Увы, любовь не оказалась  взаимной. Забавно, какие спирали закручивает иногда судьба. Через несколько лет,  уже студентом третьего курса снова в кружке бальных танцев я вновь влюбился в свою партнершу — молоденькую студентку-первокурсницу Алину Маркелову. Правда, на этот раз любовь была взаимной, и всё окончилось свадьбой. Со своей второй женой — Александрой Лиманской —  я также познакомился на танцплощадке санатория. На этот раз во время вальса.   

Еще одно воспоминание осталось от Кривого Рога. Я впервые попал на мощнейший металлургический завод КМЗ, и как раз шла выплавка стали. Мы увидели огромный ковш, из которого текла огненная река, брызги от неё напоминали громадный новогодний фейерверк. Затем нас повели туда, где производится кокс. Пряма из стены  выдвинулась коксовая батарея — огромная, с четырехэтажный дом махина, вся красная, пышущая жаром, а мы стоим такие маленькие как муравейчики. Вот когда я прочувствовал, что такое  рабочий-металлург, что такое варить сталь.

Довольно рано родители разрешили нам самостоятельно отмечать дни рождения, новый год, в 9 и 10 классе, и максимум, что у нас было из эротики, так это когда  при игре в  фанты нас заставляли поцеловаться. Секса, как известно, в СССР тогда не было. Так и получилось, что уехал я из Кривого Рога, так и не имея девушки, которую бы я любил.

 

Начало самостоятельной жизни

Уезжал я первым из своих одноклассников, не дождавшись даже выпускного бала. Нужно  было поступать в институт, экзамены в который начинались на месяц раньше. Это был Московский механический институт (ММИ). На мой выбор повлиял пример брата, которому я стремился во многом подражать. Он к тому времени уже учился на механико-математическом факультете Ленинградского политехнического института, готовился стать инженером-механиком. Вот и я нацелился стать инженером. А ближе всего мне, пожалуй, была физика. Подсказал нам возможность совместить мои инженерно–физические помыслы мой дядя – Сергей Кузьмич Татур. Он жил в Москве и был профессором МГУ.  Отец в письме попросил его,  посоветовать с выбором института и  помочь мне  с  временным жильём. Сергей Кузьмич  сообщил, что в Москве  на база ММИ создается институт с новыми, перспективными специальностями по физике  и современной  технике. Одновременно он ответил отказом на просьбу отца принять меня на время поступления, хотя у него была прекрасная квартира, и там никто, кроме него и его жены не жил. Мама очень обиделась на Сергея Кузьмича, что видимо повлияло на то, что и у меня с ним не сложились теплые отношения.

Но мир не без добрых людей. Когда я приехал в Москву, меня очень радушно  встретила на  Киевском вокзале тетя Валя (в замужестве Ильченко), двоюродная сестра моего отца. Она,  провезла меня  на троллейбусе через всю Москву по Арбату и Кутузовскому  проспекту к себе, хотя и жила в коммуналке.  Она же помогла мне снять комнату у какой-то женщины  (дом, в котором она жила, находился недалеко от Моссовета), чтобы я без помех занимался. Запомнилась дюжина блохастых кошек хозяйки  и тараканы на кухне. Зато было удобно: я пешком за 20 минут успевал дойти до института. В это время его уже переименовали в Московский  инженерно-физический. Находился он на улице Кирова 21 (ранее и впоследствии Мясницкой улице),   напротив Главного почтамта. Сейчас в этом здании то, что было до этого института – Академия живописи, ваяния и зодчества. Это здание в своё время  было специально построено для этой Академии. Выставочный зал со световым фонарём этой Академии  у нас использовался как спортивная площадка, где мы играли в волейбол. Одновременно с нами в здании, где-то на верхних этажах, в это же время продолжали ютиться художники.

У меня не было, как у брата медали, так как  по украинскому языку и математике были 4, и мне пришлось сдавать 7 вступительных экзаменов.  Сдал их я  успешно. Набрал столько баллов,  что мог поступать на любой факультет. Я выбрал факультет «Счетно-решающих машин и устройств». Уже через год он стал называться электронно-вычислительных машин или сокращенно «В». Факультет сразу стал самым большим в институте, поскольку вместо планировавшегося набора в 25 человек принято было сразу 100. Это был 1954 год. В технике  наступала компьютерная эра, а в политике «хрущевская оттепель». Из заключения возвращались тысячи людей, один из которых, кстати, вел у нас семинарские занятия по Истории КПСС. (много неожиданного, а иногда и шокового услышали мы от него)

 

Студенческие годы

Поступив в МИФИ, я сразу попал в такую обстановку, что в годы,  прожитые в его стенах,  вместилось бы, наверно,   лет 20 обычной  жизни. Так полнокровно, интересно и активно  я не жил ни до ни после того, как вынужден был покинуть институт (1967 год). Это был сплошной калейдоскоп событий. Я учился,  и учился охотно, трудно, интересно.  Так первую контрольную по математике переписывал три раза, зато зачет сдал с первого и ко второму курсу выбился почти в отличники. Сначала, из-за отсутствия свободных  мест в общежитии, жил в подмосковном поселке  Расторгуево, где институт снимал комнату в доме  какой-то, по-видимому, когда-то  богатой женщины. В комнате стояли беккеровский рояль и три железных кровати, на которых спали я и мои друзья: Юра Потанин и Эдик Петров. Хозяйка обходилась с нами холодно, но после того как я сыграл ей Шопена, Бетховена, Глинку, лёд растаял и горячий чай с конфетами всегда ожидал нас утром и вечером. Ездили в Расторгуево мы сначала на «паровичке», а затем и на электричке. Туда и назад, каждый день, тратя по полтора часа на дорогу.  Помог спорт. Я с первых дней вошел в сборную института и спорткафедра, каким-то образом, сумела переселить меня в общежитие на Зацепе 2А, что располагалась на  площади перед Павелецким вокзалом рядом с рынком того же названия.  В комнате, где поселили спортсменов, жили сразу семь человек. Но  стол для занятий был один на всех. Кухня на другом этаже, туалет, совмещенный с умывальником,  в конце коридора. Мыться – пожалуйте в Павелецкую баню. Вообще, здание общежития было бывшим заводским цехом, плохо приспособленном для проживания.  Зато в институт  по московским меркам стал почти рядом. Трамвай «А» ( ласково Аннушка) довезет за полчаса.

Среди нас были и гребцы, и легкоатлеты. Одни из этих легкоатлетов до сих пор мой друг – Слава Куренков. Он был метатель диска и учился на другом факультете, «Э». Мы с ним ходили вместе на Кавказ, в походы. К сожалению, после института мы разошлись с ним по разным работам.

Я продолжал заниматься музыкой, выступал в институте на вечерах как пианист. Меня избрали  культсектором  курса, через год я уже отвечал за развитие самодеятельности на всем факультете, а затем был избран секретарем факультетского бюро. Общественная жизнь кипела, не то, что в школе во времена Сталина.

 

Целина

Лето 1956 год – нас московских студентов  направляют  на уборку небывалого урожая, что созрел на целинных землях Казахстана. От нашего вуза едет мой второй, правильней сказать уже третий курс.

Нас погрузили в товарные вагоны с нарами. (все же удобнее, чем в рудовозах в 41году), одели в ватники и кирзовые сапоги. Мне,  как члену факультетского бюро ВЛКСМ, вручили знамя  Бауманского райкома комсомола (смотри фото), и с плакатом на головном вагоне «Даёшь целину!» мы тронулись в путь.

Ехали несколько суток, кормились в степи, где для нас местные военные гарнизоны готовили обед. Остальное сухим пайком . Романтика !!! Сама собой сложилась песня

«стучат вагончики по перегончикам, за перегоном перегон

 и с песней движется и чуть не рушится от нашей песенки вагон»

Мы  семеро,  из группы В5-04, попали в небольшую деревню Карагандинской области  с приятным названием «Зеленая роща». Поселились в каком–то сарае (смотри фото). В получасе ходьбы река Ишим. На той стороне реки студенты из группы В5-03. Среди них  была Оля Соломатина. С ней и  её семьёй мы дружим уже 50 лет.

Пока хлеб дозревал, мы копали силосные ямы, «ставили» в поле  стога. Каждый день их замерял колхозный бригадир дядя Коля (думаю, класса 4-5 закончил). В зависимости от объема  сена в стог,  он выписывал нам трудодни.(1 рупь и 30 коп. трудодень)  Делал он это примитивно и  с позиций геометрии неверно.  Мы обратили внимание,  что его «метода» работала против нас, т.е. его расчеты  занижала объем стога. На наше недовольство вопиющей несправедливости Николай не реагировал. Ладно.  Голову в руки и мы рассчитали какой должна быть форма стога, чтобы его метод расчета давал ошибку в нашу пользу. На следующий день мы сложили такой стог. Он, правда,  выглядел скверно, длинный и тощий.  Когда, прибывший на дрожках  дядя Коля  измерил его, себе не поверил.  Видел, чувствовал он своим мужицким  чутьем, что в стоге меньше сена, чем получается по его измерениям. Но не понимал почему. Мы не взяли грех на душу, не потребовали записать себе не существующие центнеры. Объяснили, научили правильно измерять, и с тех пор стали с дядей Колей друзьями. Нам даже по его указанию  стали чаще давать на ужин мясо.

Да. Такой интенсивности физического труда я не испытывал больше никогда. От зари до зари. Благо на поля нас почти час везли волы и столько же обратно, так что можно было даже соснуть. Но всё это были цветочки. Ягодки пошли, когда комбайны ринулись на налитые золотым зерном колосья. Кто-то из нас стал помогать комбайнёрам, а мне и еще трем ребятам выпало работать на току. Привезет машина зерно, разгрузится и назад к комбайну. А мы лопаты (огромные такие) в руки и давай бросать зерно на веялки, перелопачивать кучи, начинающего преть зерна. Работали по двое, сменяя друг друга через 12 часов. Я работал в ночную смену. Один раз чуть не погиб. В темноте полез к «рубильнику»  (голые концы проводов, свёрнутые крючком, зацеплялись за  магистральные провода), ухватился рукой за такой крючок и очнулся уже лежа на земле. Говорят, мне повезло, что рука разжалась, и я упал. Сжалась бы она в судороге на проводе и конец. Ведь я босой стоял на земле.

Но вот пролетели два месяца, и мы, чувствуя себя героями, уезжаем в Москву. Уже хотелось домой, в общагу, к роялю, на тренировку. Как написала наша курсовая поэтесса Валя Семенова

Чиста как слезы радости, течет Ишим река,

Но здесь вдали от милых мест вода не так сладка

Вновь за окнами замелькала степь, но теперь желтая, подстриженная, сбросившая с себя огромный груз зерна. Однако наше приподнятое настроение  изрядно подпортил вид терриконов зерна, над которыми курился дымок. Мы то теперь знали — это горит собранный нами урожай, горит поскольку не были своевременно подготовлены  элеваторы для его хранения. Потом я понял, что стиль нашего Никиты Хрущева был очень далек от рационального.

За наш труд нам выдали справки о заработанном зерне, которые мы тут же обменяли у кооператоров на деньги. Я впервые купил «на свои», а не  на папины хорошие наручные часы.

Кто знал, что через несколько лет мы вновь вернёмся на целинные земли, но уже не убирать урожай, а помогать целинникам (людям, оставшимся жить и работать в этих местах) налаживать мало-мальски нормальную жизнь, строить для них жильё, бани, с/х постройки и т.п. Это были ССО.

 

Студенческие строительные отряды 

Зачинателями традиций ССО были студенты физического факультета МГУ. (не помню точно, кажется это был 57-58 год) Опять же физики. ЦК ВЛКСМ одобрил их почин, и потянулись  в Казахстан эшелоны из разных городов со  специально созданными отрядами из молодых  ребят, в основном студентов,  способными что-то реально строить. Я прошел краткие курсы  каменщика, и вот снова «стучат вагончики по перегончикам». Правда, теперь мы ехали в плацкартных вагонах скорого поезда, имея на руках договор о строительных объектах и стоимости их возведения. Так называемый «подряд». За несколько недель мы сложили из бутового камня высокую ограду (стену) для МТС и построили несколько сборных щитовых домиков. Стоит заметить, что камень мы  сами добывали в карьере ломами и кирками. Правда, моя попытка поработать там (этот труд хорошо оплачивался) окончился неудачей. Силенок выламывать камень не хватило. Зато каменщик из меня получился приличный. Я хорошо соображал как очередной камень, чёрти какой формы, уложить так, чтобы он  наилучшим образом соседствовал с другими, составляя ограду с относительно ровными стенами. Уже аспирантом, где-то  в 61 году, я вновь был в составе ССО своего вуза, но уже в качестве одного их членов штаба, руководившего работой нескольких отрядов.

На всю жизнь запомнилась одна страшная ночь. Дело было так.  Отряды МИФИ успешно выполнили и перевыполнили  предусмотренный договорами объем работ и готовились к отъезду  в Москву. Уже были получены деньги, выписаны грамоты, утвержден список представляемых к медалям «За освоение целинных и залежных земель», в котором значилась и моя фамилия.   За два дня до отъезда, командир одного из отрядов позволил (хотя без разрешения начальника штаба не имел на это права) своим ребятам поехать на полуторке искупаться на недалеко расположенное озеро. За руль он посадил своего сокурсника, имевшего любительский опыт вождения машины, хотя это было строжайше запрещено. Возили нас по целинным дорогам (если их так можно было назвать) только местные водители-профессионалы. И вот не крутом повороте машина перевернулась, и два десятка сидевших в кузове ребят, как горох, высыпались на дорогу. К счастью, большинство отделались легкими ушибами, порезами и т.п. Но двое, один парень и одна девушка получили серьезные травмы: у девушки была серьёзно повреждена голова, а у парня открылось внутреннее кровотечение. Из Целинограда прилетели врачи (мы работали в Ерканшелинском районе Целиноградской области). Поздно вечером, осмотрев и оказав помощь всем потерпевшим, они объявили нам, что жизнь девушки вне опасности (она пропустила из-за полученной травмы  потом год, но вуз закончили в добром здравии), а вот за жизнь парня они ручаться не могут. Делать операцию и искать кровоточащий сосуд бессмысленно. Будем делать переливание крови и ждать. К утру, если кровотечение не остановится, он погибнет. Руководителя всеми отрядами (это был преподаватель) и меня в этом случае ждал суд и, вероятно, уголовное наказание (тюрьма). И вот сидим мы с ним  и ждем утра.  Я впервые закурил, извел  за  ночь не одну пачку, помню, что это была дешевая «Прима» без фильтра (потом долго не мог избавиться от этой вредной привычки). Из лазарета слышны стоны, кричит что-то в беспамятстве девушка с раной в голове, но страшней всего суд совести. Недоглядел, упустил. К утру кровотечение прекратилось, и через несколько дней парень смог с отрядом вернуться в Москву. Командира отряда, разрешившего поездку в обход начальства,  исключили из комсомола, мы получили по выговору. Естественно, о медалях не могло быть и речи.

    

Участие в художественной самодеятельности

Я уже говорил, что мне — студенту второго курса, было доверено организовывать художественную самодеятельность всего факультета «В». Шел 56-ой год, и вся молодежь нашей страны готовилась ко второму всемирному фестивалю молодежи мира, который должен был пройти в Москве летом 57 года. Художественная самодеятельность расцвела в это время как никогда. В институте организуются:  оркестр народных инструментов, танцевальный коллектив,   мужской хор. Меня принимают в группу вторых басов  хора,  и я становлюсь его первым старостой.  Новорожденный коллектив начинает активно готовиться к конкурсу за право выступить на фестивале. В конкурсе принимают участие  лучшие, в том числе профессиональные,  хоровые коллективы не только  Москвы, но и всей страны. И мы побеждаем на районном конкурсе, затем занимаем 3 место в Москве и прорываемся на фестиваль! Кстати, в качестве солиста нашего струнного оркестра я попробовал пройти на фестиваль и с этим коллективом.  Увы, «Взяв бы я бандуру» в моём исполнении, как, видимо, и игра оркестра в целом  не произвела должного впечатления на жюри. Заняв 3 место в районе, мы не прошли дальше. Зато почетная грамота солиста сохранилась в моих документах.

Поскольку мы являлись студентами закрытого вуза, то на Всемирном  фестивале, членов нашего хора  представляли как рабочих с московских заводов. Я, например, был слесарь 3 разряда автозавода ЗИЛ. Бауманскому району досталось развлекать итальянскую делегацию.  В нашем исполнении для них звучал хор из оперы Д.Верди «Риголетто»,  хоры из опер Вебера,  Рубинштейна и др.  Фестиваль закончился, но самодеятельность продолжала развиваться. На телевидении появился КВН, и  участниками первой баталии стали студенческие команды МИФИ и МФТИ (победили последние). К этому времени относится и открытие в Москве первого молодёжного кафе, где собирались молодые поэты, музыканты, просто студенты различных вузов. Располагалось оно рядом со станцией метро «Проспект мира». Кафе стало примечательностью города и даже в респектабельном журнале «СССР», который официально распространялся за рубежом для демонстрации счастливой жизни советских людей (В США был подобный же журнал «Америка»), в одном из номеров был опубликован репортаж из этого кафе. На цветных  глянцевых снимках (роскошь для того времени ) танцующие в кафе девушки (одна из них моя  первая жена) и исполняющий для них на  пианино вальс (сейчас бы сказали живая музыка). Этим пианистом был я. Жаль, что этого номера журнала у меня нет, так как купить этот дорогущий  журнала в то  время  было для меня непозволительной роскошью. Да и зачем мне тогда это было. Так, малый эпизод в бурном потоке событий.

Гордостью нашего факультета была постановка спектакля «Фауст».  Естественно, это был не Гете. Фауст-студент, продавший душу Мефистофилю за поступление в институт. Была  и бедная Маргарита, и  суровый конец, когда Фауста черти бросают в атомный реактор. Весь текст был в стихотворной форме и сопровождался живой музыкой. Я целиком отвечал за подготовку спектакля и играл в нем две второстепенные роли: в сцене, где  безнравственный поступок Фауста разбирается на заседании бюро ВЛКСМ (я – секретарь бюро) и одного из чертей в сцене Ада. Генеральную репетицию проводили ночью. Посмотреть её и сказать «быть или не быть» спектаклю пришло и партийное начальство института, и начальник (генерал) районного управления милиции. Постановку признали  этичной и злободневной.

Через день состоялась премьера. На день я стал Калифом: в моём распоряжении находился резерв билетов, за каждый из которых я мог многое, например, достать череп из антропологического музея для сцены Ада или баллон с газом для сцены заседания курсового бюро (Мефистофель, чтобы не допустить наказания Фауста — исключения из комсомола — пустил усыпительный газ)  и т.п. Успех был огромный. Пришлось повторить спектакль. Толпа желающих попасть заполнила  Кировскую улицу, студенты  надавили и сломали дверь, ворвались в зал – сидели и стояли. Да, ощущение удачи, признание публики, аплодисменты — это ощущение сравнимо только с научным успехом. Созданный после этого МИФЭСТ (театр эстрадных миниатюр МИФИ) ещё не раз радовал студентов своими постановками, но это был уже общеинститутский коллектив, в  работе которого я практически не принимал активного участия. Из хора я тоже ушел,  перестал играть на фортепьяно. Всё это связано с тем, что на  четвёртом курсе я женился, через год родился сын. Нарекли  Вадимом (в честь брата). Новые обязанности, семейные  хлопоты.

А в жизнь входило новое увлечение – наука. Коллектив кафедры проектировал собственную ЭВМ, и нас уже стали привлекать  к созданию отдельных узлов. Оказалось, что чувство открытия, создания нового обладает ещё более притягательной силой, чем успех на подмостках сцены или победа на беговой дорожке. Кстати

 

О спорте

Первые два года я активно занимался в секции легкой атлетики. В составе эстафетной команды 4х100 м установил рекорд института, был включен в сборную райсовета общества «Динамо». Приблизился к норме 1-го разряда на стометровке. Очень запомнилось участие в эстафете по садовому кольцу. (см. фото) Однако, тренировки в парке «Сокольники»  стали занимали много времени, и на пятом курсе я ушел из секции.

Конечно, память хранит  и чудесные туристические походы летом и зимой. Зимой лыжный агитационный поход по Карелии, летом просто очаровательный маршрут № 32 по Кавказу (про этот маршрут уже в 21 веке снимут приключенческий фильм) и байдарочный поход по озерам карельского края. В эти чудесные места я потом не раз возвращался в зрелые годы. Сейчас, когда за плечами более семи десятилетий,  можно сказать, что чувство полного счастья, красоты и свободы, которые я испытал именно в этих, порой не комфортных условиях, остались непревзойденными. Ну, был я в Японии, Австралии, Франции, Канаде, ну вручали мне и государственные награды, и премию правительства России. Но, как говорил великий Райкин «Есть, конечно кое-что, но нет,  не то». Память не обманешь, так и вспоминаются  ночи на горных перевалах Кавказа,  заснеженные ели в карельском  лесу, песни Визбора и Городницкого у костра под гитару. Но  вернёмся к науке.

      

Наука. СКИБ

Мой курсовой проект «Коммутатор операций и групп» был выполнен в металле и без изменений стал частью создаваемой на кафедре ЭВМ. Запомнился трагикомический случай. За день до защиты проекта, я ночью паял на матрице диоды и перепутал полярность. А было этих диоды не меньше двух десятков. На следующее утро при включении схемы  она, естественно, не заработала. Ужас! До защиты 7 часов. Пришлось всё откручивать, отпаивать и воссоздавать схему заново. Успел. Получил отлично. В таком пиковом состоянии, мне, пожалуй, приходилось пребывать только ещё один раз. Но об этом потом. Дипломный проект  был посвящен созданию  для  специализированной ЭВМ оперативно-запоминающего устройства на ферритах (дипломная  работа сохранилась). Поставленная передо мной задача требовала многочисленных экспериментов, сопряженных с наматыванием и перематыванием трансформаторов на маленьких ферритовых колечках. Нудно и тяжело. Но какое удовлетворение, когда на экране осциллографа я  наконец (месяц мотал и считал) увидел сигнал перемагничивания нужной мне формы. Я иногда его вижу во сне. А на днях увидел подобный сигнал на своей кардиограмме. Врач удивилась, чему  это я обрадовался. Объяснил. Как ни странно, но поняла суть.

Да,  не зря мы были инженеры–физики и  дали клятву, переступая порог МИФИ, держа в руках том Фриша и паяльник.   Мы  умели все делать своими руками, а поскольку раньше МИФИ был Механическим институтом со своим заводом, то почти  все курсовые и дипломные  проекты изготавливались в металле. И это, наряду с фундаментальной физико–математической подготовкой, было основой блестящего образования МИФИ. Моим руководителем в ходе  дипломного проектирования  был Юрий Алексеевич Попов. Он меня и рекомендовал руководителем (как организатора)  первого студенческого конструкторского бюро. По всем научным вопросам мы ходили  к Юрию Алексеевичу Попову или еще выше —  к Игорю Агановичу Атовмяну. Это был 1960 г. (Через лет 20 я получил грамоту от имени института, как создатель первого СКИБа, за большой вклад  в развитие науки в МИФИ).

Первое, что мы сделали по заказу института в СКИБ-1 это прибор, который позволял проверять знания  студентов (проект «Деймос»). Эта машина-экзаменатор исправно работала, и ее потом поместили в музей МИФИ. Но это было научное детство. В дальнейшем, мы проектировали более серьезные приборы. Таковым, например, был  перцептрон – устройство для распознавания образов (главный исполнитель Миша Челышев). Перцептрон опробовали  в институте онкологии, что рядом с МИФИ, и он реально помогал врачам при сканировании фотографий с различными опухолями. Другой пример — машина Паска (по имени ученого). Она  была предназначена для выработки навыка работы на перфораторе для ЭВМ. В ней было всего несколько транзисторов, а  её память была сделана на простейших электролитических конденсаторах. Несмотря на кажущуюся простоту, машина была способна предъявлять  в режиме бегущей строке подлежащие печати символы, фиксировала ошибки и, в зависимости от них, автоматически меняла частоту появления тех или иных символов в  бегущей строке, одновременно меняя скорость подачи информации в зависимости от общего числа ошибок. Эта машина была выставлена в политехническом музее и получила медаль  Александра Попова. Выставлялась она и на ВДНХ.

Но наиболее крупным проектом (проект  «Фобос»), за который мы получили от заказчика реальнее деньги, было создание машины для программированного обучения (ответственный исполнитель Володя Чучкин). Заказчик — Академии педагогических наук СССР.  Там я познакомился с доцентом Беспалько Владимиром Павловичем,  в соавторстве с которым   написал свою первую  книгу, имевшую гриф учебного пособия. Через несколько лет он защитил докторскую диссертацию по педагогике, а я – кандидатскую по вычислительной технике. Мне удалось на базе ЭВМ «Урал-1», создать в одной из специализированных на математике московских школ (№444) комплекс для программированного обучения школьников. Это были 1964-66 годы. С этого времени начинается отсчет моей педагогической деятельности: сначала в качестве ассистента, а потом и доцента по кафедре вычислительной техники читал курс программирования  в кодах машины, а потом  алгоритмические языки.  В 1967 году я  с большим нежеланием перешел на работу в Министерство высшего с среднего специального образования. Это была сделка с Жизнью. За мое согласие мне была обещана 2-х комнатная квартира. И  это тогда, когда я жил в  маленькой комнате  коммунальной квартиры,  с женой и маленькой дочкой (заметим, что обещание через несколько месяцев было выполнено.) Здесь и поставим точку в первой части моей жизни 

 

Примечание  

О семейной жизни

Поскольку мои  воспоминания  есть продут субъективного восприятия, а семейная жизнь есть продукт минимум двух человек, я не считаю этичным  без согласия  всех заинтересованных лиц, что либо писать  на эту тему.  Сухое же перечисление фактов — женился, развелся, вновь женился —  не представляет интереса. К тому же  эти сведения можно найти в моей автобиографии.

 Декабрь 2012 — март 2013

 

Наука и производство

 

Культурная жизнь

 

Спортивная жизнь

 

Дипломы и грамоты

 

Знаки отличия

 

Жизнь и отдых

 

НАУЧНЫЕ ТРУДЫ

1. Высшее образование в России в XX веке (антропоцентрический взгляд): вчера…сегодня…завтра…,Москва, 1994

2. Образовательная система России. Высшая школа, Москва, 1999

3. Высшее образование: методология и опыт проектирования, Москва, 2006

 

СПИСОК

избранных работ

                       

1.ПЕРВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ (1961-1969ГГ.)

 

п/п

             Наименование работы

                   её вид

      Выходные данные

Объём

в стр.

соавторы

1

Некоторые схемы быстродействующего  запоминающего устройства (ЗУ) на ферритах с управлением на полупроводниковых приборах

Статья

Журнал «Вычислительная техника»,

вып.4, 1961 г.

10с.

Попов Ю.А.

2

Проектирование обучающего класса на базе ЭВМ «Урал — 1»

Статья

Сб. «Обучение в математических школах» изд. Просвещение, 1965

8 с.

Чучкин В.И

3

Некоторые вопросы выбора характеристики ОМ, предназначенной для научно-исследовательских целей

Статья

Сб. «Новые исследования в педагогических науках»  изд. Просвещение, 1967

 

11 с.

 

4

Исследование некоторых вопросов построения комплексов на базе ЭВМ ,применяемых в процессе обучения.

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук

М; ,  МИФИ, 1969

14 с.

 

 

 2. ПУБЛИКАЦИИ  ПОСЛЕДНИХ 25 ЛЕТ НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 1988-2012Г.Г.

 

2.1 Монографии, учебные  и учебно-методические  пособия

 

п/п

Наименование работы её вид

Выходные данные

Объём

В стр.

Соавторы

1

Системно-методическое обеспечение учебно-воспитательного процесса                     

Учеб. – метод. пособие

М.: Высшая школа, 1989

141 с

Беспалько В.П.

2

Проектирование квалификационных требований  к специалистам с высшим образованием

Учеб.- метод. пособие

М, ИЦПКПС, 1991

56с

Селезнёва Н.А.

3

Рекомендации по проектированию многоуровневой системы высшего  технического образования. .

Положение о методической работе в СПбГТУ

СПб;

СПб ГТУ,  1993

 

 

с26-42 

Бусурин В.В., Козлов В.Н.,  и др 

4

Высшее образование в России в XX веке (антропоцентристский взгляд): Вчера: Сегодня: Завтра:

Цикл лекций.

М.: ИЦПКПС, Издательская корпорация «Логос», 1994.

64 с

 

5

Образовательная система России. Высшая школа.

Монография

М.; ИЦПКПС, Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана 1999

280 с

 

 

6

Системное проектирование высшего образования (концептуальные основы)

Диссертация в виде научного доклада на соискание ученой степени доктора педагогических наук 

СПб ;СПбГПУ

2000

47 с.

 

7

Образовательная система России, Высшая школа

Экспериментальная  учебная авторская программа

М.;ИЦПКПС,

2000

8 с.

 

8

Система высшего образования России.

Монография

Издание 2-е.,  переработанное и дополненное.

.М;: Изд-во МГТУ им. Н. Э. Баумана

2002

272 с

 

9

Проектирование образовательного процесса в вузе.

Учебное пособие

М. ИЦПКПС  2005

97с.

 

10

Образовательный процесс в вузе.

Учебное пособие.

Изд-во МГТУ им.Баумана 2005

224 с.

 

11

Высшее образование: методология и опыт проектирования.

Учебное пособие.

М.Университетская книга: Логос, 2006

256 с.

 

12.

Проектирование образовательного процесса в вузе. Компетентностный подход. Модульная структура. Рейтинговая оценка

Экспериментальная учебная авторская программа

 М. ИЦПКПС, 2007

25 с.

 

13

Подготовка преподавателей инженерных вузов; теория. Практика, электронные рсурсы

М; МАДИ( ГТУ), 2008

163 с.

Афанасьев В.П. Давыдов Д.В и др..

14

Образовательный процесс в вузе

Методология и опыт проектирования Издание второе, переработанное и дополненное

Учебное пособие

М; Изд-во МГТУ им.. Н, Э. Баумана

2009

264 с.

 

15

Проектирование основных образовательных программ вуза при реализации уровневой подготовки кадров на основе федеральных государственных образовательных стандартов

Учебно-методическое пособие 

М; Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана

2010

171 с.

Богословский В.А., Караваева Е.В. и др.

   

 2.2   Статьи и брошюры (выборочно)

 

16. Татур Ю Г., Пахомов Н.И. Технологический вызов- новая революция в образовании/ М, Вестник высшей школы №4, 1988

17. Татур Ю.Г. Новые аспекты старых терминов (квалификационные характеристики сегодня) /М.Вестник высшей школы  №12, 1989

18. Tatur Y. About the Experiment on Correspondence Vocational Guidance in the USSR.  Ashij   University 1991

19 Татур Ю.Г. Основные направления реформ образования  в СССР / Сб. «Проблемы качества высшего образования» Уфа ,1991

20. Татур Ю.Г., Косов Б.Б.  Концепция высшего образования / Сб. «Концептуальные вопросы развития высшего  образования», М ,1991

21. Татур Ю.Г., Селезнёва Н.А. Социально-психологическое проектирование целей для многоуровневой системы высшего образования / Сб. «Проблемы качества высшего образования» Уфа , 1992

22. Татур Ю.Г., Козлов В.Н. Образовательные системы и стандарты базового высшего образования /Сб.»Проблемы  многоуровнего  высшего образования в Российской Федерации» СПб, 1992 ст.3-5.  

23. Татур Ю.Г. , Суббето А.И.. Селезнёва Н.А. Современные проблемы и принципы проектирования  системы управления качеством высшего   образования /Сб. «Оптимальное проектирование технических устройств и автоматизированных систем»/ Воронеж, 1992

24. Татур Ю.Г. Диверсификация высшего образования. Начало пути /Вестник высшей школы №№ 4-6, 1992

25. Татур Ю.Г. ,  Сахаров Ю.С. Селезнёва Н.А.  Анализ проектов государственных стандартов базового высшего образования/  ИЦПКПС ,1993

26. Татур Ю.Г.О новом перечне специальностей /Высшее образование в России №3, 1993

27. Особенности современного развития высшего образования в ведущих  странах мира / Под науч. ред. проф. Ю.Г. Татура. Вып. 1. – М.: ИЦПКПС,1994. – 117 с.

28. Татур Ю.Г., Козлов В.Н.  О разработке государственных образовательных стандартов/ Сб. Высокие интеллектуальные технологии образования и науки СПб; СПбГТУ, 1994 с.6-9

29. Татур Ю.Г. Система образования Франции Аналитический обзор материалов французско-российского семинара М. ИЦПКПС, 1994. 60

30. Татур Ю.Г.  Векторы роста ( направления развития) /  журнал «Магистр» НИИВО, 1995. с.5-8.

31. Татур Ю.Г. Прогноз на завтра,/ ВОР №1 1995 -62-73 с.

32. Концепция обновления ГОС ВПО. Проект/ Под общей редакцией Шадрикова В.Д.. Татур Ю.Г.. Мануйлов В.Ф. и др./ М; ИЦПКПС, 1996

33. Татур Ю.Г. Государственная образовательная политика в сфере высшего образования: цели, средства, проблемы/ Сб.  «Методология исследований, проектирования .и менеджмента в области высшего образования / М; НИИВО, 1997-с.5-26

34. Татур Ю.Г. К формированию концептуально-методологических основ согласованности государственных образовательных стандартов в системе общего и профессионального образования. – М.: ИЦПКПС, 1998. –.57с.-

35. Татур Ю.Г  О методе гармонизации как возможном средстве решения одной из специфических проблем проектирования в сфере образования/  Сб. Научных трудов М, ИЦ ПКПС, 1999- 18-25 с.

36. Татур Ю.Г. Management in Higer  Educaton TACTS Burea CROSS. Frederiksborg Count. 1999-28c

37. Татур Ю.Г. Концепция опережающего стандарта ВПО. Сб. «Проблемы качества образования» Москва-Уфа, ИЦПКПС, 2000-22-25 с.

38. Обеспечение качества в высшем образовании Российской Федерации, Сб. в авторской редакции Татура Ю.Г. / М:ИЦПКПС 2000-35 с.

39. Татур Ю.Г. О проектировании образовательных программ  в современном университете/ Университетская книга №1 , 2000 -.  22-25 с.                       

40. Tatur Y., Koptsov O.  Quality Assurance in Higher Education in the Russian Federation. UNESKO. Bucharest, 2001-123 с

41. Татур Ю.Г. Основные положения, определяющие создание фонда оценочных средств для итоговой государственной аттестации.

Сб. «Проблемы качества образования  Книга 2», Москва-Уфа ИЦПКПС , 2001- 3 -7 с..

42. Татур Ю.Г. Методика создания оценочных средств для итоговой государственной аттестации выпускников вузов на соответствие требованиям ГОС ВПО.М:, ИЦПКПС, 2001-10с.

43. Татур Ю.Г. Глобализация  как фактор , влияющий на построение  образовательной системы и характера требований  к качеству подготовки специалистов. М: ИЦПКПС 2001 -18с.

44. Татур Ю. Г. Образовательные программы: традиции и новаторство // Высшее образование в России. № 4,  2002.;12-17 с.

45. Татур Ю. Г. О системе формирования (проектирования) образовательных программ в современном университете (концептуальные основы) // Технические университеты как центры формирования инженерной элиты XXI века. М.: Изд-во МГТУ им. Н. Э. Баумана, 2002- с.169-180

46. Татур Ю. Г. Методические  рекомендации по организации и проведению проверки воспитательной деятельности вуза // Воспитательная деятельность как объект анализа и оценивания. М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 2003.-.59-75 с.

47. Татур Ю. Г. Компетентность в структуре модели качества подготовки специалиста // Высшее образование сегодня. 2004. № 3.

45. Татур Ю.Г. Компетентностный подход в описании результатов и проектировании стандартов высшего профессионального образования /М.;ИЦПКПС ,2004-16 с.

48. Татур Ю.Г.  Компетентностный подход в описании результатов и проектировании стандартов высшего профессионального образования. – М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 2004.      

 49.  Меськов В.С., Татур Ю.Г. О возможности  приобретения гуманитарных компетенций в вузе / ВОР №8 ,2006  -10 с.

50. Медведев В.Е, Татур Ю.Г. Подготовка преподавателя высшей школы: компетентностный подход/ М.: Высшее образование в России №11 2007 с 46-54

51. Татур Ю.Г., Медведев В.Е. Подготовка программы ДПО на основе компетентностного подхода/ Труды  YII Всерос. конф. По ДО/М., 2007, с.33-37

52. Татур Ю.Г. Автоматизация ОП и технический примитивизм/ Современные проблемы многоуровневого образования  Сб. трудов т .11, Ростов-на-Дону 2009. Изд. центр ДГТУ 2009

53. Татур Ю.Г. Как нам быть при проектировании ООП с развитием   личностных качеств и социально — личностных компетенций будущих специалистов?/Сб. Проблемы качества образования. Часть 2 , 2009  с.19-24  

54. Татур Ю.Г. Национальная рамка квалификаций Российской  Федерации как инструмент сопряжения сферы труда и образования ./Высшее образование сегодня №4, 2009-12-17 с.      

55.  Татур Ю.Г. О возможности повысить объективность измерения и оценки     результатов образования , выраженных в форме компетенций, ВОР №5, 2010

56. Татур Ю.Г.  Институциональное образование и профессиональная  деятельность личности  с позиций концепции непрерывного образования. Высшее образование сегодня №4. 2012 -22-26 с.  

                                                                                                                  

2.3 Отчеты по научно-исследовательским работам (выборочно)

 

1. Разработка типового образовательного стандарта базового высшего образования Российской Федерации. Комитет высшей школы. Мануйлов В.Ф.(рук.) Татур Ю.Г, Кушель А.А., Минобрнауки, 1992 

2. Состояние, проблемы, стратегии развития высшего профессионального образования. Татур Ю.Г. (рук), Петрова Е.П., Розина Н.М., М.; Российская академия образования, 1996

3. Общая методология согласования целей , структуры и содержания образовательных стандартов  системе общего и профессионального образования. Татур Ю.Г.(рук.) Петин Б.Ф. . Розина Н.М. и др. М; Минобразования РФ . 1997

4. Порядок обновления ГОС ВПО/ Проект «Разработка принципов научного проектирования и технологии сопровождения ГОС ВПО.  Бусурин В.Н., Татур Ю.Г., Козлов В.Н., Изд-во СПб; 2000

5. Концептуальные основы создания учебных программ. Проект «Разработка принципов научного проектирования  и технологии сопровождения ГОС ВПО Книга вторая». Татур Ю.Г. (рук) Козлов В..Н., Гомоюнов К.К / Изд.-во СПб, 2000,.      

6. Примерные фонды оценочных средств для аттестации  выпускников вузов на соответствие требованиям ГОС/ Ю .Г. Татур (рук.), И. Г Галямина,  И.Н.Бородулин, Н.И. Максимов и др. /М. Изд-во Минобразования Российской Федерации. 2000.

7. Формирование требований к минимуму содержания программ профессиональной переподготовки аспирантов и магистрантов вузов непедагогического профиля с целью освоения  теоретических и методических основ преподавательской деятельности в системе ВПО и СПО

Медведев В.Е. (  рук.),  Приходько В.М. , Татур Ю.Г., Федоров И.В. и др. М.;МАДИ ,2005 -119 с.

8. Методологические основы инженерной педагогики как самостоятельной области научных исследований профессиональной педагогики». Жураковский В.М.( рук.), Приходько В.М., Николаев А. Б., Татур Ю.Г. и др. М.; МАДИ , 2006 -89с.

9. «Формирование методологии использования компетентностного подхода к моделированию и оценке результатов обучения при разработке ГОС ВПО нового поколения»: Байденко В.И.( рук.) , Казанович В.Г., Татур Ю.Г, и др. -М.; .: ИЦПКПС.,2007-254 с

10. Разработка научных принципов , структуры и содержания ГОС ВПО для образовательных программ первого и второго уровня в области техники и технологии на основе компетентностного подхода Коршунов (  рук.) , Татур Ю.Г. и др. / МГТУ им. Н,Э, Баумана 2007

11. Обоснование и разработка научно-методического совершенствования структуры и содержания ДПО подготовки аспирантов и магистров вузов непедагогического профиля к преподавательской деятельности Медведев( науч. рук.) , Татур Ю.Г. , Смирнов С.Д. и др. / МАДИ (ГТУ), 2007

12. Разработка инструктивно-методического обеспечения оценки качества образования по направлениям подготовки (специальностям) высшего профессионального образования, реализуемым в сокращенные сроки / Н.И.Максимов , Ю.Г. Татур,  Л.А.Трубина.  и др,  МГТУ им Н.А. Косыгина.2008.

13  «Исследование актуального состава , содержания, технологии формирования и признания сформированности универсальных компетенций выпускников высшей школы» / Исп.: Селезнева Н.А. (рук.) Суббето А.И., Татур Ю.Г. и др.-М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов.  2008г.-240 с.

14. Разработка научно-методического и информационно-аналитического обеспечения одаренных студентов, имеющих ограниченные возможности здоровья. Е.Г.Юдин (рук.), Татур Ю.Г. и др. / Изд-во МГТУ им. Н. Э. Баумана 2008

15. «Исследование актуального состава, содержания, технологии формирования и признания сформированности универсальных компетенций выпускников высшей школы» / Исп.: Селезнева Н.А. ( рук.) Суббето А.И., Татур Ю.Г. и др. .М.; ИЦПКПС.  2008г.-240 с.

16. Создание и практическое использование комплекса учебно-методических материалов и электронных образовательных ресурсов для подготовки и международной сертификации преподавателей инженерных вузов. Реферат работы представленной на соискание премии Правительства РФ 2009 года  области образования. Исп: Жураковский В.М.. Иванов В.В., Татур Ю.Г. и др.  М.; МАДИ (ГТУ). 2009,

 

Всего отчетов по завершенным  научным  работам,  которыми руководил или в которых принимал участие Татур Ю.Г.насчитывается свыше 30    

 

П Р И М Е Ч А Н И Я

1. Общее число опубликованных работ составляет около 150

2. За работу  №4 раздел 1  присуждена степень кандидата технических наук

3. За работу №6 раздел 2   присуждена степень доктора педагогических наук

4. За цикл работ №16 раздел 3    присуждена премия Правительства Российской Федерации за 2009 г. в области образования